Суздаль « Новости Суздаля « 2013 « Март


Один образ на двоих

Юрий БЕЛОВ /


Народная артистка России
Галина Васильевна Олейниченко.
Фото из архива автора.

Речь идёт об образе Марфы из фильма-оперы «Царская невеста» (режиссёр В.М.Гориккер), над которым работали актриса Р.Недашковская и певица Большого театра Г.Олейниченко (вокал). В феврале 2013 года обе отметили юбилеи: народная артистка Украины Раиса Степановна Недашковская – 70-летие, а народная артистка России (родом с Украины) Галина Васильевна Олейниченко – 85-летие. Редакция поздравляет замечательных женщин с юбилеями и желает им здоровья! В 2014 году исполнится 50 лет со времени проведения натурных съёмок «Царской невесты» в г.Суздале и его окрестностях.

Осенью 1975 г. во Владимире с большим успехом прошел концерт Ансамбля скрипачей Большого театра СССР под руководством Юлия Реентовича, в котором приняла участие певица Галина Олейниченко. На следующий день Владимирская филармония для артистов из Москвы устроила поездку в Суздаль. Я в то время работал штатным экскурсоводом Владимиро-Суздальского музея-заповедника и все знаменитые гости были у меня на виду - город-то маленький! Если повезёт, я их фотографировал.

Узнав о том, что в группе находится известная певица, народная артистка РСФСР, я решил непременно с ней познакомиться. Почему? Потому что знал о том, что она была в Суздале на съёмках фильма-оперы «Царская невеста», режиссёром-постановщиком которого был её муж В.М.Гориккер. Галина Васильевна охотно поделилась со мной воспоминаниями о Суздале образца 1964 года и киносъёмках. Я сказал, что в оперной труппе Большого театра состоит наша землячка В.М.Фирсова, спросил, чем она занимается. Оказалось, что певческую карьеру Вера Михайловна уже закончила, но продолжает работу в ГАБТе наставником молодежи.

На память о встрече с Г.В.Олейниченко в архиве остались фотографии, а в блокноте - номер домашнего телефона. Прошло немногим более полугода, как я им воспользовался, чтобы узнать номер домашнего телефона уже В.М.Фирсовой – решил познакомиться с ней и написать очерк в местную газету, потому что приближался 200-летний юбилей Большого театра. Галина Васильевна любезно выполнила мою просьбу, и я успешно осуществил задуманное. Мой очерк о знатной землячке «Из Суздаля в Большой театр» был опубликован в областной газете «Призыв» 12 сентября 1976 г.

Прошло много лет. Г.В.Олейниченко в конце 1990-х годов стала приезжать в Суздаль для участия в летней школе международной благотворительной программы «Новые имена» для одарённых детей. В качестве педагога, она стала профессором Российской академии музыки имени Гнесиных. Однажды между нами состоялась обстоятельная беседа. Вновь вспомнили уроженку Суздаля В.М.Фирсову, недавно ушедшую в мир иной…

- Вера Михайловна была прекрасной певицей, - сказала Галина Васильевна, - и таким же прекрасным человеком – на неё можно было положиться. Мы с ней были дружны. Мы обладали одним и тем же тембром голоса – колоратурное сопрано и пели одни и те же партии на сцене Большого. Мне кажется, Фирсова рано ушла из театра и из жизни. Впрочем, все мы уходим немножко раньше, чем хотелось бы самим. Но что делать – годы никуда не денешь. Кроме того, неловко бывает выходить на сцену в пожилом возрасте (смеётся) и бегать по сцене, изображать Снегурочку, Джильду, Розину, молоденьких женщин.

- Мне лично неудобно и неловко было выходить в образе Розины («Свадьба Фигаро») и прыгать, продолжает Г.В.Олейниченко. Сюзанна тоже с первого акта и до последнего на сцене – 4 часа. Опера длинная, поэтому физически играть трудновато, хотя голос звучит по-прежнему сильно, и диапазон был полный, всё нормально, но фактор возраста никуда не отбросишь…

- А вот Ирина Константиновна Архипова и в 70 лет еще пела…

- Дело в том, что у неё было меццо-сопрано, у обладательниц такого тембра певческая жизнь длится дольше, чем у колоратур. Они поэтому и за пожилых могут петь и нянь всяких. А колоратурные партии должны петь молодые, с таким тембром на вторые партии никак не перейдёшь. С меццо-сопрано дольше поют на сцене, чем лирико-колоратурные и колоратурные сопрано.

- Вера Михайловна очень жалела, что так рано её отправили на пенсию. Она чувствовала еще силу, сама мне об этом говорила.

- В том-то и дело, что голос и мастерство есть, а ощущения в силу возраста и внешние данные изменились. Появляется неловкость, да и зрители порой несоответствие чувствуют. Конечно, трудно очень уходить со сцены. Очень трудно. Хотя потом и концерты поёшь много: сольные и сборные, всякие; много поездок с концертами. Но всё равно: расставаться с пением очень морально болезненно.

- Вера Михайловна, покинув сцену, работала консультантом стажёрской группы, преподавала в ГИТИСе, пока позволяло здоровье. А вы, Галина Васильевна, чем занимаетесь?

- Я тоже преподавала, а в 1994 г. перешла в Российскую Академию музыки им.Гнесиных. У меня много учеников, уже есть и заслуженные, лауреаты международных конкурсов. Так что началась другая жизнь. Если раньше волновалась только за себя, то теперь приходится за своих учеников. С удовольствием работаю на «Новых именах» в Суздале. Очень интересно. Во-первых, здесь встречаешься не только с вокалистами, но и инструменталистами, пианистами, с мастерами и их талантливыми учениками; занятия интересны и познавательны не только для самих учеников, но и для педагогов. Общаться друг с другом в Москве – некогда (смеётся). Самое главное же на «Новых именах» - музыки много, много хорошей музыки. Слушаешь много, черпаешь много полезных вещей. Вариться только в собственном соку вокальном нехорошо.

- Галина Васильевна, я знаю, летом 1964 года вы были в Суздале на съёмках фильма-оперы «Царская невеста» Рижской киностудии.

- Да, я была здесь. И конечно, когда спустя многие годы, приезжаешь сюда, сразу вспоминаешь это время (вздыхает), когда съёмки были. Весь отпуск я проводила здесь с Владимиром Михайловичем, моим мужем, на съёмках. Хотя я в фильме не снималась, я только озвучивала роль (партию) Марфы, но…

- Но наблюдали съёмки!

- Да, да. Наблюдала, конечно. Была на всех съёмках, это очень интересный творческий процесс. Потом, когда фильм смонтирован, также интересно посмотреть, что получилось из этого.

- А трудно было озвучивать партию Марфы?

- Нет, не трудно. Дело в том, что у нас на начало съёмок запись фонограммы была сделана. Работа над музыкальным фильмом начинается с того, что пишется фонограмма. Музыку и вокальные партии мы записывали с замечательным дирижером Светлановым Евгением Федоровичем, еще был Хайкин дирижер замечательный – Борис Эммануилович. Все вокальные партии исполняли солисты Большого театра. Оперу «Царская невеста» мы записывали в Доме звукозаписи. Когда фонограмма была готова, драматические актеры, утвержденные на роли, стали выучивать свои партии, чтобы петь под неё. В 1960-х годах это было ещё в диковинку – под фонограмму петь. Сейчас, по-моему, все поют под фонограмму (смеётся), привыкли, а тогда это было еще ново. На съёмках фильма драматические актеры должны были знать партии, чтобы слова синхронно совпадали, текст чтобы совпадал. Они выучивали партии и пели как могли. Динамики включались, и шла фонограмма. Актеры, которые снимались в ролях, пели, но их голоса не записывались. В частности, Марфу играла актриса Недашковская Рая, и у неё очень здорово получалось. Здорово.

Народная артистка Украины
Раиса Степановна Недашковская.
Фото из архива автора.

- Она в то время была студенткой Киевского театрального института, заканчивала учебу.

- Да. Но она очень хорошо справилась со своим заданием. Актриса хорошая и музыкальная, поэтому она очень быстро схватила мою манеру пения, хотя я не слышала её голоса, но тем не менее… Многие путают, думая, что это я Марфу сыграла. Мы с ней были как-то немного похожи в молодости, как мне кажется. Конечно, жалко ушедшей молодости, но что делать… От жизни никуда не уйдёшь. Поэтому я с неким благоговением приезжаю в Суздаль и благодарна судьбе, что мне Бог послал быть почти ежедневно здесь в летней школе «Новые имена». Это приятно.

- Галина Васильевна, после съёмок «Царской невесты» прошло много лет. Как вы считаете, сильно ли изменился Суздаль?

- Сильно изменился. Он похорошел: все храмы реставрированы, практически это другой город, новый как бы, потому что тогда всё это было не на очень хорошем уровне, в смысле: храмы запущенные, а сейчас так приятно на экскурсию съездить – все преобразилось в лучшую сторону. Очень, очень мне сейчас нравится Суздаль. Единственное,- речку жалко: как была маленькой, так и осталась.

- Заросла, заболотилась…

- Заросла кувшинками! Хорошо бы её почистить. Если бы была река настоящая, если бы её почистить, тогда Суздаль был бы ни с чем несравненным, ни с каким городом, по красоте. Воздух здесь замечательный.

- Галина Васильевна, Владимир Михайлович мне говорил, что когда творческая группа Рижской киностудии приехала на съёмки в Суздаль, здесь уже работали две другие киногруппы: «Метель» и «Женитьба Бальзаминова». Третьей группе не хватило мест в единственной гостинице, и вы жили во Владимире. Вы тоже жили во Владимире?

- Да. Жили во Владимире и ездили каждый день сюда на съёмки, а вечером – обратно. В Суздале не было еще этого комплекса. В центре, на углу, находилась маленькая и невзрачная, скажем так, гостиница. Поэтому приходилось жить во Владимире, что тоже было … прекрасно (смеётся). Владимир тоже интересный город.

- А когда начались съёмки «Царской невесты» в Суздале?

- В июле у меня как раз отпуск начался. Я была на гастролях в Румынии и потом приехала прямо на съёмки в Суздаль. Это был июль-август. Приехала с гастролей и здесь была всё лето на съёмках «Царской невесты».

- Я знаю, что съёмки проходили очень быстро.

- Быстро, хотя опера длинная, приходилось делать по нескольку дублей.

- Режиссёр В.М.Гориккер быстро смонтировал картину и уже в конце ноября её привезли в Суздаль и показали суздальцам раньше, чем были показаны «Женитьба Бальзаминова» и «Метель».

- Ну, во-первых, был план, которого Владимир Михайлович очень твёрдо придерживался. Если план, то он должен был обязательно закончить работу вовремя. А монтировал, конечно, быстро, потому что рядом были хорошие специалисты. И картина получилась замечательная, я считаю. Очень здорово снята и очень интересными были сцены с Иваном Грозным (П.Глебов).

- Очень многие страны мира купили «Царскую невесту».

- Да. Вообще, все музыкальные картины, которые делал Владимир Михайлович, музыкальные, они по всему миру получали премии: и в Помпее, и в Бергамо (Италия), других странах. Жаль, что сейчас таких фильмов не делают. Сейчас кино не в лучшем состоянии, в кризисе, а музыкальных картин вообще нет.

- Владимир Михайлович снял еще одну замечательную картину – «Моцарт и Сальери».

- Да, прекрасная была картина с Иннокентием Смоктуновским (Моцарт) и Петром Глебовым (Сальери). А еще «Каменный гость» с Владимиром Атлантовым и Ириной Печерниковой. В «Царской невесте» снимался легендарный Владимир Зельдин (Бомелий), Отар Коберидзе играл Григория Грязного. Блестящий актёр! Вообще в этом фильме собралась изумительная дружная группа актеров, у всех замечательные характеры. С каким удовольствием все снимались!

- «Царская невеста» была единственным фильмом-оперой, над созданием которой вы работали с Владимиром Михайловичем?

- Нет. Я еще пела в «Иоланте» и в Баку, где Владимир Михайлович снимал «Севиль». Я там пела партию шансоньетки, причём, на двух языках: на русском и … азербайджанском. Амиров был автор, и он был доволен моим произношением. И ещё. У Владимира Михайловича была картина «Музыка Верди». Там я тоже озвучивала актрису.

Я обожала оперу, продолжает Г.В.Олейниченко, всегда обожала свою специальность. Для меня каждый спектакль был праздником. Я приезжала в театр за 3 часа до начала и с удовольствием ходила гримироваться. Еще никого в театре нет, а потом постепенно театр начинает как бы оживать: рабочие ставят декорации, потом музыканты приходят, начинают разыгрываться. И вот постепенно всё это выливается в действие на сцене. Потрясающее это ощущение, ни с чем несравнимое. Выходишь на сцену, а сердце стучит так, что слышно его. Я слышала, как стучит сердце мое от волнения! Я вообще обожала театр. Для меня это всё было, вся жизнь моя в театре, которому я посвятила всю свою жизнь и не жалею об этом.

- Галина Васильевна, а с Владимиром Михайловичем вы, наверное, в Киеве познакомились?

- Нет. Мы познакомились в Одессе. Он заканчивал в Москве ГИТИС как оперный режиссёр и его послали туда ставить свой дипломный спектакль «Риголетто». А там как раз моя первая роль, да, вот в работе над этим спектаклем мы и познакомились. А потом его пригласили работать в Одесском театре, и уже, когда он приехал на постоянную работу, тогда мы поженились.

- В Одессе?

- В Одессе, да, в 1954 году. Он поставил там «Богдана Хмельницкого», «Садко» и другие спектакли, а потом мы вместе работали в Киеве, в опере, но всего я была 2 года в Киеве, а он был один год, потому что потом уехал в Москву на Высшие курсы кинорежиссёров. А потом я уже переехала в Большой театр. Так что мы с ним в Одессе поженились, познакомились. У него там был первый спектакль, а у меня – первая роль. Он очень много с нами репетировал, с молодежью особенно, но вообще он «перевернул» там театр. Да, смог – с головы на ноги поставил, потому что там было много более чем среднего возраста певцов и они фактически молодежь не пускали на сцену. Когда приехал Владимир Михайлович с задором таким – московским, молодой, то он поставил условие, чтобы было два состава: один пожилой, а другой – молодежный. Ему тоже поставили условие: чтобы те, кто постарше, пели премьеру. Получилось так, что пришлось петь премьеру всё-таки молодым, в том числе и мне, потому что я – публика потребовала, чтоб был молодежный состав. Так что В.М.Гориккер фактически революцию в театре устроил, в результате чего начали приглашать в театр молодежь. Все пожилые ушли на пенсию. Как это ни прискорбно, но всё равно - всё кончается. Особенно у певцов короткий век, не такой, правда, короткий, как у артистов балета, но во всяком случае, тоже не длинный.

- А сколько лет вы отдали сцене?

- Сцене я отдала… Я с 1952 года на сцене – до 1982. 30 лет только опера.

- А родом вы из Одессы?

- Из-под Одессы. Я в Одесской области родилась. Занималась сначала в Одесском музыкальном училище, а потом закончила Одесскую консерваторию, но еще до окончания её, на 4-м курсе, я получила приглашение из театра на роли Джильжды и Насти («Семья Тараса» Д.Кобалевского). И вот с 1952 года я работала в Одесском театре оперы и балета.

- Когда вы последний раз были в Одессе?

- Ой, вы знаете, в Одессу я приезжаю до сих пор. Правда, уже лет 8 не была там, но когда я приезжала на гастроли, неудобно о себе говорить, но это был триумф. Потому что одесситы меня очень любили. Вообще, когда я приезжаю в Одессу и хожу по городу, то у меня от волнения ноги подкашиваются. А театр такой красоты, что от него невозможно оторвать глаз. Это потрясающий храм искусства: фойе, зал. Я во многих странах мира была, но такой красоты не видела. Даже Большой по сравнению с ним – помпезный и красивый, безусловно, но такой красоты, как Одесский театр я не видела. Нигде я не видела такого театра, такой красоты. Акустика потрясающая и, конечно, я даже не знаю, как объяснить это чувство, но просто действительно приезжаешь на родину как бы, на свою родину, где начинал, где…

Я очень люблю Одессу, хотя это запущенный город, не знаю, может быть, сейчас что-нибудь изменилось. Но запущенный город, а в театре всегда публики было полно, всегда его публика посещает, потому что этот театр невозможно не посещать, особенно, когда приезжие, потому что это такой красоты театр! И силы там хорошие, поскольку в городе есть консерватория. Из неё вышло очень много певцов, лауреатов конкурса им.П.И.Чайковского и международных конкурсов. В Одессе очень сильный педагогический консерваторский состав, и они хорошие кадры дают Одесскому и другим театрам. Вот Людмила Шемчук из Одесской консерватории, она начинала там. Сейчас она в Вене.

- Галина Васильевна, Спасибо вам большое за беседу!

- Да что вы – я была очень рада с вами повидаться и познакомиться поближе (В.М.Гориккер ей про меня рассказывал – Ю.Б.)

Юрий БЕЛОВ

При использовании материала ссылка на сайт «Суздаль Онлайн» обязательна.


« Все новости Суздаля

Обсуждение на форуме »



Комментарии

Добавить комментарий

Ваш комментарий может быть первым! =)