Суздаль « Новости Суздаля « 2012 « Февраль


Ехал в Париж, а попал во Владимир (Владимирский губернатор: князь И.М.Долгоруков)

Юрий БЕЛОВ /


Десять лет начальником Владимирской губернии был князь Иван Михайлович Долгоруков - с 1802 по 1812 годы. Для того времени это была большая редкость. А сама фигура и личность Владимирского губернатора на этом высоком и ответственном посту представляла собой исключительный случай – подобных ей не было за все время существования Владимирской губернии. Дело в том, что И.М.Долгоруков (1764 -1823) был талантливым актером, на которого обратил внимание еще Великий князь Павел Петрович (будущий Павел I, Государь Император), сочинителем комедий и пьес, писателем и плодовитым поэтом. А.С.Пушкин в порыве ревности назвал его «стихоплётом великородным».

И.М.Долгоруков был внуком князя И.А.Долгорукого – любимца императора Петра II и графини Н.Б.Шереметевой («знаменитой страдалицы»), которая вскоре после венчания и свадьбы вместе с мужем, попавшим в жестокую опалу, отправилась в Сибирь. При императрице Екатерине II Иван Михайлович служил вице-губернатором в Пензе, при Павле I добросовестно трудился в главной Соляной конторе (Москва), а после злодейского убийства императора своими подданными (в марте 1801 г.) оказался не у дел. Без места. Без чина.

Набравшись смелости, князь обратился к императору Александру I c прошением вновь принять его на государственную службу, причем сделал это на редкость оригинально – в стихах!

Великий Государь! Ты благ и правосуден!
Я двадцать лет служу, невинно обойдён!
Тронись, и дай мне чин! – Сей дар тебе не труден!
Две строчки напиши – и буду я блажен!

В пору ожидания поэт возымел «намеренье ехать в Париж, смотреть на прелести волшебного края», по собственному признанию, отвлечься от грустных мыслей и томления. Но вместо Парижа пришлось Долгорукову ехать в провинциальный город Владимир-на-Клязьме, во Владимирскую губернию, где его ожидали крутые повороты и причудливые извивы судьбы.

«Сколько ни противно, по мнению моему, допускать в приключениях человеческой участи случая, - писал И.М.Долгоруков в автобиографической «Повести», - или, что одно и то же, судьбы, однако ж нехотя часто соглашаешься, что есть на всё судьба, - и мне пришлось против всякого чаяния ехать в Владимир». (1) Хотя лично для себя он среди десяти «губернаторских ваканций» намечал Нижний Новгород.

Указ Александра I о том, чтобы быть князю И.М.Долгорукову губернатором во Владимире, вышел 8 февраля 1802 года. А прибыл губернатор на место в первых числах марта. Первым городом на пути был Покров. Обосновавшись в губернском городе Владимире и тщательно осмотрев его (в том числе храмы и другие достопримечательности), новый начальник губернии первым делом стал объезжать все уездные города.

Осмотру подлежали дороги, мосты, присутственные места, тюрьмы, соляные «анбары», другие казенные учреждения и здания. Однако, будучи «человеком впечатлений», по словам биографа М.А.Дмитриева, и поэтом, Иван Михайлович города, особенно старинные, охватывал своим поэтическим взором целиком и проникал внутрь городской среды, ее атмосферы. Каждому уездному городу губернатор дал оценку.

И.М.Долгорукову больше нравились города на холмах и горах, высоких берегах рек. «Губернский город Владимир расположен на высоких горах и вид его наипаче красив с низовой стороны. Под ним течет Клязьма…». «Ковров пользуется прекрасным местоположением, он разбит на горе над берегами Клязьмы, которая здесь начинает быть судоходна, рыболовна и хороша…». «Муром – город старинный, довольно большой и людный. Положение места его, на высокой горе при берегах Оки, даёт ему вид прекрасный, подобно всем городам, населяющимся на высоких местах». (2) Название города Меленки новый губернатор производил от слова мелкий, т.е. незначительный. Отсюда и характеристика: «Меленки - городок, сближающий губернию с хлебородными низовыми уездами, в прочем сам по себе мало заслуживает внимания. Он рассеян на полугоре и выстроен весь деревом. Под ним бежит речка маленькая и мелкая». (3)

Удивительно, но совершенно разочаровал князя город …Гороховец. Не местоположением, а отношением жителей к принципам городской застройки. Губернатору и поэту жаль было упущенных возможностей… Читаем:

«Гороховец – город старинный, но прескверный от упрямства жителей. Имея высокую гору и под ней Клязьму, подобясь положением места Владимиру, он мог бы соединить прибыток с красотою, но граждане, вместо того, чтоб селиться на вершинах гор, жмутся под ними в совершенное нарушение утвержденного на город плану для того только, чтоб хребтом гор заслониться от непогод и быть ближе к реке. Лучшее сокровище города – вода. Горы ключами наполнены, и если б жители радели о пользах общих, то бы они могли без больших издержек прямо в дома свои проводить желобы, кои бы напоили и их самих, и домашний скот такой водой чистой и прозрачной, какою в Москве не все изобилуют знатные господа, но в Гороховце купец, мещанин, цеховой – все ленятся и, при всех средствах щедрой природы, все нищенствуют. Вот что делает грубое невежество. Оно и тем не пользуется, что небо даром расточает. Город сидит, как в яме, без строения и красоты. Напротив, уезд изобилует разными заведениями и фабриками, имеет большие леса и огромные вотчины. На границе Нижегородской губернии Клязьма впадает в Оку. Тут мелкие стерляди ловятся сотнями, как ряпушки в Неве». (4)

Осмотрев вверенную ему государем губернию, вникнув во все проблемы и нужды, И.М.Долгоруков энергично взялся за преобразования и благоустройство Владимирской губернии. Ему не было еще и 40 лет. Дел было невроворот. «Свобода в провождении времени не есть отнюдь удел начальника губернии. – писал Иван Михайлович в дневнике. – Он всегда и везде действует». (5) За 10 лет пребывания в должности губернатор успел очень много полезного сделать для «каждого города и места» и для людей.

Во Владимире была открыта первая государственная аптека (от Приказа общественного призрения), гимназия, дом «для несчастно рожденных и недужных»(инвалидный дом), пансион для бедных дворян, возобновлен был Ризоположенский храм на Золотых воротах, вымощена улица, соединившая город со стороной за рекой Лыбедью, куда еще не было проезда, им был «насажен бульвар» на самой высокой точке города, над Клязьмой, и тем самым «доставил городу прекрасную прогулку». (6) Значительно увеличилась «физическая красота» почти всех уездных городов, по мнению Ивана Михайловича. Почти везде были выстроены здания присутственных мест, в Юрьеве-Польском – «правильные» торговые ряды «хорошего вида» - деревянные, в Коврове и Суздале – каменные гостиные дворы, в Шуе заложена огромная колокольня, в Переславле сооружен небольшой каменный дом для хранения памятника старины – ботика Петра Великого, в Вязниках «срыта крутизна Ярополческой горы до возможной отлогости, так, что по ней гораздо легче уже спускаться на конях и подниматься, как прежде». (7) Во многих городах построены соляные амбары и тюрьмы.

А как же Гороховец, так и остался «сидеть, как в яме»?

«Гороховец остался так же черен, как и был, - пишет И.М.Долгоруков в своей «Повести», - однако и тут в упраздненном монастыре сосредоточены все казенные места, то есть судилище, соль, вино, деньги и преступники. Отделка всего того производилась при мне». (8)

И.М.Долгоруков, будучи начальником Владимирской губернии, имел «на руках целый монастырь с изрядным числом арестантов». (9) Речь идет о знаменитом Суздальском Спасо-Евфимиевом монастыре, на территории которого в 1766 году указом Екатерины II была учреждена тюрьма «для безумствующих колодников». Заключенные содержались под присмотром архимандрита и под охраной губернской стражи, а вся ответственность за каждого из них ложилась на плечи губернатора. Вот почему князь Иван Михайлович Долгоруков, едва ознакомившись с городами и губернскими чинами, отправился в Суздаль и «хотел всех их видеть и узнать каждого покороче». (10). Среди арестантов с большим удивлением он узнал своего бывшего сослуживца, «бригадира нашей службы», барона Ф.Аша, который сидел в крепости за то, что не признавал Екатерину II законной императрицей, а потом не захотел присягнуть и Павлу I (хотя при нем был выпущен на свободу).

Старый бородатый барон вел себя в арестантском отделении смирно и не представлял никакой опасности. Вот почему И.М.Долгоруков из-за своего врожденного человеколюбия стал хлопотать перед императором Александром I о дозволении взять ему узника …на поруки – выпустить из монастыря и перевезти во Владимир. И такое разрешение было получено! Губернатор поселил барона Ф.Аша в своем собственном доме. Согласитесь, что на такой поступок – во имя ближнего - мог решиться далеко не каждый человек, в данном случае чиновник.

Иван Михайлович принял участие также в судьбе неизвестного ему купеческого сына И.М.Симонова – сына умершего Гороховецкого купца Михаила Симонова, который «окончив курс учения в Астраханской губернской гимназии, приехал из Астрахани вместе с бывшим при Казанском университете Адъюнктом Миллером и допущен быв к служению профессорских преподаваний оказал отличные дарования и успехи в математико-физических науках, при всегдашнем примерном поведении». (11). Для продолжения учебы в Казанском университете и научно-преподавательской карьеры молодому человеку требовалось уволиться из купеческого звания. Поэтому он и обратился с прошением к Владимирскому губернатору. Благодаря И.М.Долгорукову в 1811 году его тёзка студент И.М.Симонов получил долгожданный аттестат от Гороховецкого общества об увольнении и соответственно выходе из податного сословия, что необходимо было для получения ученой степени.

В 1812 г. по окончании университетского курса восемнадцатилетний И.М.Симонов был утвержден в звании магистра. Через семь лет молодой ученый по предложению Академии наук Российской империи был включен в состав кругосветной экспедиции, ставившей своей главной задачей открытие Антарктиды. На шлюпе «Восток», которым командовал знаменитый путешественник Ф.Беллинсгаузен, наш земляк вел астрономические исследования. В 1847 году И.М.Симонов был утвержден в должности ректора Казанского университета. (12)

За 10 лет пребывания князя И.М. Долгорукова у власти Владимирская губерния сделала заметный шаг вперёд в своем развитии, особенно в области благоустройства и культуры. «Всё это напомнит меня тому, кто не равнодушно смотрит на полезные труды начальника и умеет дать цену его побуждениям", - писал Иван Михайлович в повести о своей жизни, предназначенной для своих детей и потомков. (13) В коротком сообщении невозможно перечислить все общественные благодеяния губернатора и поэта. Спустя полвека после смерти И.М.Долгорукова известный владимирский краевед А.В.Смирнов признал, что он оставил после себя много памятников пребывания и управления нашей губернией, и поэтому включил очерк о нем в свою книгу, которая называлась так: «Уроженцы и деятели Владимирской губернии, получившие известность на различных поприщах общественной пользы». (г.Владимир, 1897 г.)

Настало время и нашему поколению жителей Владимирской области напомнить об этом замечательном человеке-патриоте.

ПРИМЕЧАНИЯ

  • (1) И.М.Долгоруков. Повесть о рождении моём, происхождении и всей жизни, писанная мной самим и начатая в Москве 1788-го года в августе месяце на 25-м году от рождения моего. Т.1. СПб. 2004. С.504.
  • (2) Роза Савинова. Владимирской губернии стать. // Вечерний звон. №38 от 13.04. 1998 г.
  • (3) И.М.Долгоруков. Повесть… Т.1. СПб. 2004. С.585
  • (4) Там же. С.584-585
  • (5) Там же. С.672
  • (6) А.В.Смирнов. Уроженцы и деятели Владимирской губернии, получившие известность на различных поприщах общественной пользы. Вып.2. г.Владимир. 1897. 22. И.М.Долгоруков. Повесть… т.2. СПб. 2005. С.255
  • (7) И.М.Долгоруков. Повесть… т.2. СПб. 2005. 254
  • (8) Там же. С. 254
  • (9) И.М.Долгоруков. Повесть… т.1. СПб. 2004. С.569
  • (10) Там же.
  • (11) М.П.Попова. И поиск длится целый век… г.Владимир. С.30 –31
  • (12) Там же.
  • (13) И.М.Долгоруков. Повесть… т.2. СПб. 2005. С.255

При использовании материала ссылка на сайт «Суздаль Онлайн» обязательна.


« Все новости Суздаля

Обсуждение на форуме »



Комментарии

Добавить комментарий

Ваш комментарий может быть первым! =)