Суздаль « Достопримечательности « Монастыри Суздаля « Покровский монастырь


Покровский монастырь

Покровский монастырь в Суздале находится в северо-западной части города. Его древние церковные здания с жилыми деревянными кельями обнесены каменной монастырской стеной с девятью башнями. Среди густой зелени монастырь живописно расположился в низине правого берега Каменки. Основание монастыря относится к 1364 году и приписывается Суздальско-Нижегородскому князю Андрею Константиновичу.

Как повествует древнее сказание, поводом для основания монастыря послужило чудесное спасение князя от гибели. Во время следования из Нижнего Новгорода в Суздаль по Волге на княжескую ладью обрушилась поднявшаяся буря. В своей молитве Андрей дал клятвенное обещание богу, что в случае спасения он построит в Суздале девичий монастырь. Князь остался цел. Обещанный им монастырь был построен и наименован в честь Покрова Богоматери.

Отсутствие древних источников о начальной деятельности монастыря, о его хозяйственно-экономическом состоянии дает повод думать, что в силу существовавшего в то время «купножития» хозяйство Покровского монастыря и рядом стоящего Спасского было общим, с подчинением Спасскому монастырю. Монастырские здания в то время были деревянными.

В начале XVI века великий князь Московский Василий III навестил Суздальскую девичью обитель и, увидев скудость ее обитательниц, повелел вместо деревянных храмов строить каменные. Так в Покровском монастыре организуется кирпичное производство, появляются каменщики, которые за довольно короткий срок украсили монастырь великолепными архитектурными памятниками.

Строительство из кирпича было начато в Покровском монастыре в 1510 году. Первым построен был собор в честь Покрова Богородицы. Необычные для Суздаля три главы, завершающие здание, две из которых поставлены на закомары восточной стороны. Покрытие собора сделано по закомарам килевидной формы. Второй этот ярус с трех сторон окружен широкой галереей с высокими торжественными аркадами. На галерею ведут лестницы, устроенные в юго-западном и северо-западном углах под галереей. Входами на лестницы являются две арки, опирающиеся на круглые столбы углов. Это единственный пример в архитектуре Суздаля XVI века.

Нижняя часть фасадов не имеет декоративных украшений. Она спокойна и скромна. Внутри в подцерковье находится усыпальница великих княгинь и боярынь. Усыпальница имеет низкие своды, поставленные на два могучих столба. Верхняя часть, т.е. сам собор — четырехстолпный, с парусной системой сводов, которые опираются на подпружные арки. На них зиждется центральный барабан. Два угловых барабана на восточной стороне также имеют парусную систему, на небольших подпружных арках.

Три перспективных портала с юга, запада и севера вводят в помещение собора, причем южный портал имеет резные из белого камня капители и базы полуколонны. Северный и западный порталы расписаны орнаментом. Над западным порталом в галерее сохраняется небольшой фрагмент начальной живописи, изображавший «Нерукотворного Спаса». Примыкающие с запада и севера крыльца построены в конце XVII века, при реставрации они сохранены.

Собор освящен в 1514 году. Автор реставрации архитектор И.А. Столетов.

Одновременно с собором, с юга от него, сооружается колокольня. В плане она имеет восьмигранник. В толще стены устроена лестница, которая вводит сначала в помещение второго этажа, где находилась церковь во имя «Происхождения Честных древ». Далее лестница ведет на колокольные звоны. Здесь сохраняется колокол, подаренный Покровскому монастырю при царе Федоре Ивановиче Демидом Черемисиным в 1589 году.

Первоначально здание колокольни было низеньким. Но в конце XVII века оно было надстроено и завершено шатром. В таком виде колокольня сохранилась до наших дней.

К этому же времени относится и строительство Над-вратной Благовещенской церкви.


Ссыльные узницы и некрополь Покровского монастыря.

Покровский монастырь интересен не только памятниками древней архитектуры XVI—XVII вв. Большое историческое значение имеет его некрополь и в особенности усыпальница под зданием главного монастырского собора.

Делая заказ на строительство Покровского собора, царь Василий Иванович, видимо, уже тогда учитывая пожизненные ссылки в монастырь, устроил под собором полуподвальный обширный склеп для погребения умерших женщин.

Талантливые строители собора не случайно поскупились на декоративную отделку нижней части соборного здания, подчеркнув строгость и суровость совершенно гладкими стенами, лишенными каких-либо декоративных элементов.

В усыпальнице Покровского подцерковья погребены ссыльные царицы, великие княгини и представительницы крупных аристократических родов Московского государства XVI—XVII веков.

Политическая борьба родовитых боярских групп около царского престола, дворцовые смуты и семейные неурядицы, любовные похождения царей и бояр приводили иногда совершенно неповинных женщин в Покровский застенок, подвергая их пожизненной ссылке.

Инокиня Александра. Первой ссыльной Покровского монастыря была дочь Ивана III от первого брака — инокиня Александра.

Брак Ивана III с Софией Палеолог был вторым. Первый раз он женился в 1452 году на княжне Марии Борисовне Тверской. От этого брака царь имел сына Ивана «молодого» и дочь. Иван Иванович «молодой» был женат на дочери волоцкого воеводы Стефана — Елене, от которой родился сын Димитрий. Иван III очень любил внука и короновал его на Московское великое княжение, оставив в стороне сына Василия от второго брака с Софией. Разгоревшаяся династическая борьба между сторонниками Василия и Софии Палеолог с одной стороны и приверженцами Димитрия и Елены с другой привела к заговору 1497 года. Сторонники Софии Палеолог и ее сына были казнены.

Спустя три года, в 1499 году, опала постигла замешанных в этом заговоре два крупных рода бояр — Патрикеевых и Ряполовских — сторонников Елены и Димитрия.

Наказанию подверглись и Елена и ее молодой венценосный сын Димитрий, который был отстранен от великого княжения, заключен в тюрьму, где и умер в 1509 году.

Дочь Ивана III и сестра Ивана «молодого», Александра не могла остаться в стороне от династической борьбы вокруг ее племянника. Это обстоятельство и послужило поводом к ее ссылке в Суздаль. Как видно из надписи на надгробной плите, инокиня Александра умерла в 1525 году и была погребена в усыпальнице под собором.

Инокиня Александра — княгиня Волоцкая. Инокиня Александра (мирское имя Мария) — жена последнего Волоколамского князя Федора Борисовича. Он был сыном князя Бориса Васильевича, родного брата Ивана III.

В 1506 году Федор Борисович, отправляясь в поход за Казань, составил духовное завещание, в котором в случае своей смерти завещал принадлежавший ему Волоколамский удел своей жене Марии. В боях за Казань, в 1513 году, Федор Борисович был убит. Завещанные им вотчины и угодья Волоколамска были отобраны Иваном III у княгини Марии. Мария была сослана в Покровский монастырь и пострижена под именем инокини Александры. Это была вторая суздальская узница. Место ее погребения находится в усыпальнице под Покровским собором. В литературе Александра ошибочно именуется княгиней Полоцкой.

Княгиня Евфимия Шемятичева. Евфимия являлась женой последнего на Руси удельного князя Василия Ивановича Шемятича. Он был внуком галицкого князя Димитрия Шемяки, известного по борьбе с московским князем Василием Темным. Не выдержав двадцатилетней борьбы с Москвой, Димитрий Шемяка бежал в Новгород, где был отравлен. Сын его Иван Димитриевич, со своим союзником по борьбе Иваном Андреевичем Можайским, бежал в Литву. Однако в 1500 году в связи с гонением на православие, дети двух перебежчиков — Василий Иванович и Семен Иванович, возвратились в Москву. Внутренняя вражда двух литовских беглецов раскрыла их враждебные отношения к Московскому правительству. В 1523 году Василий Иванович был схвачен, заточен в тюрьму, где вскоре и умер. Жена его Евфимия и две дочери — Ефросиния и Марфа — были сосланы в Покровский монастырь. Погребены они в усыпальнице под Покровским собором.

Соломония Юрьевна Сабурова. Василий III был женат на боярышне Соломонии, дочери Юрия Константиновича Сабурова, потомка выходцев из татарской орды Мурзы-Чета. После 21 года супружеской жизни они не имели детей. Великий князь и княгиня жертвовали вклады на многочисленные монастыри, ездили на поклонение святыням, раздавали милостыни и освобождали преступников, применяли ворожбу, «чары и колдовство», но ничто им не помогало. Тогда была вызвана известная в то время на Руси ворожея Степанида Рязанка, которая сказала, «что детям не быть». Князь решился на развод, который состоялся в начале ноября 1526 года. Соломония была пострижена под именем Софии в Московском Рождественском монастыре и сослана в Каргополь в заточение. Однако начавшееся к ней паломничество вынудило верховные круги перевести ее в Суздаль, в Покровский девичий монастырь. При пострижении на прокормление Соломонии Василий III дал ей село Вышеславское в Суздальском уезде.

Великий князь женился второй раз на молодой княжне Елене Глинской. Она происходила из шляхты и была дочерью Михаила Глинского. Дядя ее Александр бежал из Литвы в Россию. С женитьбой великого князя на его племяннице он приобрел привилегированное положение при дворе.

В свите молодой княгини Елены находился ее прежний любовник — князь И.Ф. Телепнев-Оболенский-Сабуров-Овчина, возведенный в знатные чины государства.

Через три года желание великого князя сбылось: 25 августа 1530 года княгиня родила ему сына, нареченного Иоанном (будущего Ивана IV Грозного). «Великий князь ликовал, — пишет историк Тотмаков в своем исследовании, — не подозревая Оболенского сообщником брачному делу.»

А между тем из стен Покровского монастыря по всей Руси пошли слухи, что «неплодная» ссыльная великая княгиня Соломонида, во иночестве София, родила сына Георгия. Слухи эти прошли за границу. Немецкий путешественник и дипломат Сигизмунд Герберштейн в своих «Записках о Московских делах» сообщает, что «великий князь Василий III, прожив двадцать один год с женой Соломонией Сабуровой и не дождавшись детей, насильно постриг ее в монахини, а вскоре после этого по Москве стали ходить слухи, что у Соломонии, сосланной в Покровский монастырь в городе Суздале, родился сын Георгий».

Из документов известно, что эта молва не являлась выдумкой. За распространение и подтверждение этих слухов две боярыни, жены крупных первостепенных сановников: казначея Георгия Малого и постельничего Якова Мазура были наказаны. Гробница таинственного Георгия сохранялась в обширной усыпальнице под Покровским монастырем до 1934 года под видом гробницы Анастасии Шуйской, дочери царя Василия Ивановича, сосланной вместе с матерью в 1610 году в Покровский монастырь. Археологические раскопки, проведенные в Покровской усыпальнице в 1934 году, позволили установить следующее: в гробике-колоде, открывшимся в раскопе, было обнаружено подобие куклы, сделанное из шелковых древних тканей, завернутых в материю и опоясанных пояском с кисточками. Костей погребенного не обнаружено. После реставрации тканей реставратором Видоновой по типичным для княжеской одежды золотым прошвам была восстановлена мальчиковая рубашка. Как орнамент надгробной плиты, так и обнаруженные в гробике ткани, отнесены реставратором к началу XVI века.

Полученные материалы полностью отвергли уверения духовенства в том, что гробница принадлежит Анастасии Шуйской, так как ни орнамент на надгробной плите, ни ткани, ни, тем более, золотые прошвы, не имеют ничего общего с XVII веком. Все это подтверждает правдивость монастырского предания и дает повод думать о сохранении княжича, воспитывавшегося, вероятно, в каких-то боярских семьях.

В 1594 году великая княгиня Ирина (Годунова), жена царя Федора Ивановича, положила покров на гроб Соломонии—Софии. Покров бархатный, черный. На нем вышиты слова «Повелением государя царя и великого князя Федора Ивановича всея Руси и его царицы великия княгини Ирины и их царевны Феодосии сделан покров на великую княгиню Соломониду во иноцех Софию лета 7102». Покров хранится в Суздальском музее.

Анна Васильевна Вельская. Анна Васицьевна, рязанская княжна, племянница Ивана III и двоюродная сестра Василия III, была выдана замуж за князя Федора Ивановича Вельского, который приходился правнуком великому князю литовскому Ольгерду. Федор Иванович в 1482 году бежал из Литвы в Москву, где был хорошо принят Иваном III. Царь устроил его на службу, женил на своей племяннице, дал ему вотчину — Демон (Демьянск), а затем Лух с волостями, Вичугу, Кинешму и Чихачов. Таким образом, Вельские становятся суздальскими вотчинниками наравне с князьями Шуйскими. Федор Иванович умер в 1506 году и похоронен в Суздальском соборе, там же погребены и его дети.

О причине ссылки Анны Вельской можно только догадываться. Вероятнее всего, она была замешана в событиях 1508—1510 гг., развернувшихся вокруг царевича Димитрия, который ей приходился племянником. За сочувствие к нему она и получила ссылку в Суздаль.

Анна Васильевна Вельская, во иночестве Александра, погребена в западной стороне около собора. После пристройки крыльца, погребение ее оказалось под крылечной лестницей.

Евдокия Александровна Старицкая (Нагая). Евдокия Александровна из рода бояр Нагих была первой женой князя Владимира Андреевича Старицкого, двоюродного брата Ивана Грозного. Свадьба Владимира и Евдокии была совершена в воскресенье 31 мая 1550 года. Спустя четыре года Владимир Андреевич разлюбил Евдокию, причиной было, видимо, неплодие. Он сослал ее в Покровский монастырь, где она была пострижена под именем Евпраксии. Время ссылки Евдокии — примерно начало 1555 года, так как второй брак Владимира Андреевича — с Евдокией Романовной Одоевской был свершен 28 апреля 1555 года.

Евпраксия прожила в Покровском монастыре около 50 лет. В 1578 году она возложила в Суздальский собор вышитый покров на гроб епископа Иоанна, а в 1581 году — второй покров, на гроб епископа Федора. Кроме этого она же в Покровский монастырь приложила серебряное блюдо с надписью: «Сие блюдо велела сделати в дом к Пресвятой богородице честного и славного ея Покрова, благоверного князя Владимира Андреевича княгиня старица Евпраксия». Покровы и блюдо хранятся в Суздальском музее.

Евдокия Нагая умерла около 1597 года. Вместе с ней в Покровский монастырь была заключена и ее племянница Ирина Михайловна Нагая, дочь князя Михаила Александровича Нагого. Могилы их находятся в усыпальнице под соборным зданием.

Домна — Евдокия Богдановна Сабурова. Первая жена царевича Ивана Ивановича, сына Ивана Грозного, Евдокия Богдановна являлась дочерью Богдана Юрьевича Сабурова. Женитьба состоялась 4 ноября 1571 года. Из рода Сабуровых происходила и Соломония — первая жена Василия III. К этому же роду принадлежали и Годуновы и Вильяминовы.

Через некоторое время после свадьбы царь Иван вынудил своего сына сослать Евдокию в монастырь и жениться вторично. Евдокия была сослана в Покровский монастырь и пострижена под именем Александры.

Евдокия Богдановна жила в Покровском монастыре как привилегированная особа. Она имела свои вотчины: село Бережок, село Быково с деревнями и бортными угодьями, рыбными ловами и бобровыми гонами. Кроме того, имела свой келий, штат служителей и приказного человека Ивана Прошина.

В 1608 году, когда польские войска захватили Суздаль, Евдокия Богдановна признала Лжедимитрия своим братом Димитрием царевичем, за что сумела получить от него дворцовое село Лопатницы, бывшего родовой вотчиной Ивана Петровича Шуйского.

Евдокия Богдановна — старица Александра — скончалась 28 ноября 1614 года. После смерти Евдокии Богдановны все ее вотчины перешли во владение Покровского монастыря. Могила находится в усыпальнице Покровского собора.

Прасковья Михайловна Соловая. После ссылки в Суздаль первой жены — Евдокии Богдановны Сабуровой - царевич Иван Иванович женился вторично на Прасковье Михайловне Соловой. Она происходила из рода Петровых-Соловых, была молода и красива. Однако вскоре после свадьбы по принуждению отца Ивана Грозного Иван Иванович сослал свою молодую жену, как и первую — Евдокию Сабурову, в Суздаль.

В 1587 году в Москве был раскрыт заговор князей Шуйских, который ставил своей целью развод царя Федора Ивановича с его женой Ириной Годуновой. Причиной этого являлось бесплодие царицы. Во главе заговора стояли прославленные герои обороны Пскова от войск Стефана Батория, бояре и воеводы Иван Петрович и Андрей Петрович Шуйские. Заговор был раскрыт Борисом Годуновым, который расправился со своими противниками. Иван Петрович был отправлен в ссылку в свое родовое село Лопатницы (около Суздаля), а Андрей Иванович в село Воскресенскую слободку.

Путь в Лопатницы лежал через Суздаль. Иван Петрович Шуйский заехал в Покровский монастырь и повидался с молодой ссыльной царевной Прасковьей Соловой. Он пригласил ее и игуменью погостить у него в Лопатницах. Прасковья и игуменья Леонида согласились навестить его, не предвидя последствий этого визита.

О поездке тут же узнали в Москве. Надо думать, что главным доносчиком явилась соперница Прасковьи — Евдокия Сабурова. В 1587 году 25 марта была срочно прислана грамота от царя Федора о производстве розыска, в результате которого Иван Петрович Шуйский был схвачен и отвезен из Лопатниц на Белое озеро, где был заперт в дом, обложенный сеном, и подожжен.

Андрей Петрович был сослан в Каргополь, где и умер. Но был погребен в Суздальском соборе. На его гроб Димитрий Иванович положил в 1593 году покров, который хранится в Суздальском музее.

Под конец жизни положение ссыльной царицы Прасковьи несколько улучшилось. После смерти Бориса Годунова в 1605 году она была переведена в Московский Вознесенский монастырь, в котором и умерла в 1622 году.

Анна Григорьевна Васильчикова. Дочь костромского дворянина, Анна Григорьевна рано потеряла родителей и проживала в Москве у своих родственников, в доме князя Михаила Ивановича Воротынского, где, видимо, Иван Грозный и подсмотрел ее, избрав в жены.

Михаил Иванович Воротынский — герой взятия Казани. Но за попытку измены был сослан с женой на Белое озеро в тюрьму. В 1566 году он был освобожден. В 1572 году Воротынский разгромил с суздальскими войсками Девлет-Гирея, а в 1573 году был казнен вместе с Никитой Одоевским и Михаилом Морозовым.

Свадьба Анны Григорьевны с царем была сыграна в 1575 году. Однако менее чем через год Иван Грозный разлюбил свою молодую жену и сослал ее в Суздаль, в Покровский монастырь. В чем заключалась причина ссылки Анны Васильчиковой, сказать трудно. Скорее всего, воспитание ее в среде опальных князей. Анна Григорьевна, как царица, погребена в усыпальнице под Покровским собором в Суздале.

Марфа Скопина-Шуйская. Погребенная в Покровском монастыре инокиня Марфа была женой Федора Ивановича Скопина-Шуйского. После того, как Андрей Михайлович Шуйский (дед царя Василия), был растерзан псарями, Федор Иванович был отправлен в ссылку, где и умер в 1557 году. Он был погребен в Суздальском соборе под именем схимонаха Феодосия. К этому же времени относится и ссылка его жены Марфы в Покровский монастырь. Могила ее находится под лестницей западного крыльца Покровского собора.

Басманова. В числе ссыльных в Суздаль в XVI веке находилась жена крупного воеводы и известного опричника Алексея Даниловича Басманова.

Имя ее и фамилия ни в одних списках умерших и ссыльных женщин в Покровском монастыре не значатся. Место погребения было найдено случайно при раскопках около западной стены собора. Имя ее не сохранилось на надгробии, а, возможно, и совсем было не упомянуто.

Алексей Данилович Басманов происходил из старейшего рода Басмановых-Плещеевых. Он являлся крупнейшим воеводой, при взятии Казани, в 1552 году был пожалован в бояре. В 1564 году он служил в Рязани. За удачное отражение крымских татар Басманова наградили золотом. Заподозренный Иваном Грозным в новгородской измене, Алексей Данилович был казнен.

Надо полагать, что его жену сослали в Суздаль в год казни мужа, т.е. в 1569—1570 годах. Умерла она, как значится на надгробной плите, в 1597 году, 14 сентября.

Княгиня Александра Горбатова-Кислых. Александра Горбатова-Кислых была женой Андрея Михайловича, сына Михаила Васильевича Кислицы. Время ссылки ее неизвестно. Возможно, что при опале князей Горбатых в начале опричнины казнен был и муж Александры — Андрей Михайлович. К этому же времени можно предположить год ее ссылки в Суздальский Покровский монастырь.

Казнь над Горбатым была совершена 1 февраля 1565 года. Александра была сослана вскоре после этого с двумя малолетними дочерьми — Еленой и Евфимией, которые умерли в монастыре (первая 12 февраля 1576 года, а вторая 14 августа 1579 года). Вероятно, вместе с ними была сослана и их родственница Анисия Кислых.

Инокиня Александра скончалась в марте 1593 года и похоронена вместе с дочерьми на западной стороне около собора. После пристройки крыльца их могилы оказались в подлестничном помещении западного крыльца.

Инокиня Александра княжна Черкасская. При раскопках в западной части собора рядом с северной стеной крыльца была найдена надгробная плита с хорошо сохранившейся надписью: «Лета 7094 (1586) мая в 5 день на память святыя мученицы Ирины представися раба божия инока княжна Александра Черкаська». Таким образом, Александра Черкасская умерла в 1586 году 5 мая.

Кто скрывается под этим именем, пока неизвестно. Можно только предположить, учитывая надпись «княжна», что она происходила из рода Темрюка и сослана была в период репрессий Ивана Грозного над родом князей Черкасских в 1572 году.

Как известно, в 1561 году Иван Грозный женился на Марии Темрюковне, дочери Темрюка, кабардинского князя. В свите царицы в Москву потянулись кабардинцы, во главе с братом молодой царицы Салтанкулом Темрюковичем, получившем в крещении русское имя Михаил.

Первое время Михаил пользовался большим доверием царя, но после смерти Марии заподозренный в измене, был лишен почестей и казнен в 1572 году.

Судя по фамилии, покровская узница, видимо, приходилась близкой родственницей Черкасским князьям и попала в ссылку после 1572 года.

Варсонофия княгиня Горбатова. Сосланная в Покровский монастырь Варсонофия, жена князя Василия Борисовича Горбатова, происходила из рода Яковлевых-Захарьиных.

Василий Борисович был двоюродным братом видного воеводы Александра Борисовича, казненного в начале опричнины. Скорее всего, гроза, нависшая над родом Горбатовых, не миновала и Василия Борисовича. Царский гнев был обрушен и на его тестя — Василия Петровича Яковлева, который был казнен в 1571 году. К этому времени и относится ссылка Варсонофии в Покровский монастырь.

Ксения Борисовна Годунова. Ксения Годунова родилась в Москве в 1582 году. Ксении было уже шестнадцать лет, когда ее отец Борис Федорович был избран на царство. При торжественной церемонии она шла рядом с отцом и братом Федором. Это говорит о том, что царь старался показать свою любимую дочь.

Когда Борис Годунов вступил на царство, в Москву приехал нареченный жених Ксении. Это был шведский принц Густав, сын короля Эриха XIV. Сватовство оказалось неудачным: Густав не согласился принять православную веру.

Спустя три года прибывший в Россию датский герцог Иоанн, брат короля Христиана, полюбив Ксению, согласился на все предъявленные ему требования, в том числе и на принятие православия. Герцог изучал быт русских людей, старался постигнуть русский язык и нравы.

Тем временем нареченная невеста, по обычаю русских цариц, вместе с отцом, матерью и братом выехала в Троице-Сергиеву лавру на богомолье к мощам преподобного Сергия. По дороге их нагнал гонец, который сообщил, что жених неожиданно заболел и скончался.

Начались новые переговоры о браке со шлезвигским герцогом Филиппом, с семьей грузинского царя. Переговоры эти были прерваны в связи с нашествием Лжедимитрия.

15 апреля 1605 года умер царь Борис. Москва присягнула его сыну Федору, но через полтора месяца он был свергнут. 10 июня Ксения стала свидетельницей ужасной драмы: на ее глазах погибли царевич Федор и мать.

Захвативший Москву Димитрий-самозванец принудил Ксению к сожительству. Но пан Юрий Мнишек и его дочь Марина, нареченная жена Лжедимитрия, потребовали удаления Ксении из Москвы. 23-летняя царевна Ксения была отправлена на север в Горицкий монастырь, что на реке Усть-Шексне, недалеко от Белого озера, и пострижена в монахини под именем Ольги.

В 1606 году на московский престол вступил Василий Иванович Шуйский. Ксения была возвращена в Москву.

В 1608 году польские войска под руководством Сапеги и Лисовского осадили Троицкую лавру. В осаде оказалась и Ксения, монахиня Ольга, которая приехала помолить бога о своих родичах.

С воцарением в 1613 году на престол Михаила Федоровича Романова, казалось бы, участь Ольги-Ксении должна была улучшиться. Ведь ей шел только 31-й год. Однако этого не случилось.

Ксения была удалена во владимирский Княгинин женский монастырь, а в 1616 году переведена для более строгого послушания в суздальский Покровский монастырь, в котором, пробыв шесть лет, умерла. Это произошло в 1622 году.

Еще при жизни Ксения просила царя Михаила в случае смерти похоронить ее в Троице-Сергиевой лавре рядом с родителями и братом.

Просьба Ксении была исполнена.

Екатерина Григорьевна княгиня Шуйская. Екатерина Григорьевна — жена князя Димитрия Ивановича Шуйского (брата царя Василия Ивановича), дочь известного опричника и любимца Ивана Грозного Малюты Скуратова.

В конце 1611 года она попала в польский плен вместе с Шуйскими: царем Василием Ивановичем, своим мужем Димитрием, где они все и умерли, заключенными в Гостынском замке.

В 1635 году, после заключения мира с Польшей, тела умерших торжественно перевезли в Россию. Василий Иванович был погребен в Архангельском соборе в Москве, Димитрий Иванович на Ваганьковском кладбище, останки Екатерины были перевезены в Суздаль и похоронены с северной стороны Покровского собора.

Екатерина Григорьевна причастна к трагической смерти известного русского полководца начала XVII века Михаила Васильевича Скопина-Шуйского. Как известно, Михаил Васильевич разгромил польские войска и успешно захватил Москву. По случаю рождения сына у князя Ивана Михайловича Воротынского был устроен пир, на который в качестве кума пригласили Михаила Васильевича. На пиру присутствовали и князья Шуйские. В числе их была Екатерина Григорьевна, которая поднесла Михаилу Васильевичу чару с ядом. Выпив вино, Михаил Васильевич почувствовал себя плохо и, уехав домой, скончался 25 апреля 1610 года.

Марфа Васильевна Долгорукова-Шуйская. Последний из рода князей Шуйских, брат царя Василия Шуйского, Иван Иванович был отпущен из польского плена в Россию Решением Рады 15 февраля 1620 года. В России он был принят с большими почестями, получил в заведование московский судный приказ и другие привилегии.

На третьем году по возвращении Иван Иванович женился на Марфе Васильевне Долгоруковой, сестре первой Жены царя Михаила Федоровича Романова. Марфа Васильевна умерла в 1634 году и похоронена 15 июля около Покровского собора.

Мария Петровна Буйносова-Шуйская. Мария Петровна Буйносова-Ростовская — вторая жена царя Василия Ивановича Шуйского. После пленения его поляками в 1610 году она была сослана в Суздальский Покровский монастырь вместе с новорожденной дочерью Анастасией и пострижена под именем инокини Елены. В Суздале Мария прожила 16 лет. Погребена в усыпальнице под главным собором. После заключения мира с Польшей останки царя были перевезены из Польши в Москву и погребены в Архангельском соборе. Сюда же в Москву, в Вознесенский монастырь, из Суздаля были перевезены и останки его жены Марии Петровны.

Марфа Ивановна Татева. Марфа Ивановна Татева, урожденная княжна Голицина, была особой буйного характера, а поэтому ее сослали в Суздальский монастырь «на смирение», за участие в заговоре о разводе Ирины Годуновой с царем Федором в 1587 году. В Покровском монастыре ей были созданы привилегированные условия. Она была окружена многочисленными прислужниками, дьяками, правящими ее владениями и хозяйством. Год ее смерти и место погребения не установлены.

Анна Федоровна Ногтева. Жена последнего из суздальских князей Ногтевых — Даниила Андреевича Ногтева, дочь Марфы Ивановны Татевой, Анна Федоровна добровольно постриглась после смерти мужа в 1600 году в Суздальский монастырь. В память о муже Анна вложила в Покровский монастырь серебряную позолоченную чарку с надписью «Чарка Даниила Нохтева». При постриге приняла монашеское имя Александры.

Княжна Марфа Вяземская. В начале XVII века в Покровский монастырь была сослана дочь Ивана Ивановича Вяземского «меньшого» — Марфа. В чем состояла ее провинность, точно неизвестно. Заключение Марфы в монастырь было вызвано, вероятно, казнью ее отца в 1570 году по делу обвинения Вяземских в «изменном деле». Она была сослана под «строгий начал» (контроль) проживавшей в то время в монастыре ее тетки Тарсилы Товарищевой, дочери Ивана Ивановича Вяземского «старого».

В 1610 году казаки Просовецкого оккупировали Суздаль. Московский престол оказался без царя, Василий Шуйский был свергнут с российского престола. Тетка Тарсила умерла.

Марфа, учитывая сложившееся положение, решила бежать из монастырской неволи. Бегство ее было продолжительным, но она все же была задержана в апреле 1614 года в Нижнем Новгороде скачущей верхом на коне в мужской одежде.

Донес на нее Нижегородский воевода Владимир Иванович Бахтаяров-Ростовский. Она была поймана и отправлена обратно в Суздальский монастырь. Дальнейшая судьба Марфы Вяземской остается неизвестной.

Княгиня Леонида Хованская. Леонида Хованская, жена князя Никиты Андреевича Хованского, именовалась в миру Дарьей. Она была сестрой князя Димитрия Михайловича Пожарского.

Хованские — крупные полководцы «смутного времени». Как и Пожарские, они были принижены в чинах в период царствования Романовых.

Видимо, порывистый характер Дарьи, вставшей на защиту своих фамилий, привел ее к заточению в Суздаль. Беспокойный нрав Дарьи принес много хлопот игуменьи монастыря.

Дарья Пожарская-Хованская была пострижена 21 августа 1645 года и скончалась в сентябре 1646 года. Тело ее перенесено для погребения в Спасо-Евфимиев монастырь, в родовую усыпальницу Пожарских, расположенную в восточной части Преображенского собора.

Ядвига Даниловна Ченстоховская. В 1663 году из Московского приказа монастырских дел в Суздальский Покровский монастырь под крепким караулом была доставлена шляхетка «Офимьица Недвижка Данилова, дочь Стасева».

Недвижка оказалась беременной. Поэтому ее заключили в особую келью под строжайший надзор игуменьи Евпраксии и келаря старицы Софии.

Из показаний Недвижки в приказе полоняничных дел выяснилось, что настоящее ее имя Ядвига Даниловна Ченстоховская, по мужу Корецкая.

В период освободительной борьбы украинского народа под руководством Богдана Хмельницкого против шляхетской Польши Ядвига занималась шпионажем в пользу Польши. Во время одного из казачьих набегов она была взята в плен в городе Замостье. Пленную Ядвигу отправили в ставку Богдана Хмельницкого в город Чигирин, где она пробыла семь с половиной лет.

После смерти Богдана Хмельницкого Ядвига полгода находилась у его младшего сына Юрия при дворе. Во время нападения крымских татар на Чигирин Ядвига была взята в плен и находилась в плену шесть с половиной лет.

В 1662 году украинский полководец Иван Серко отбил ее у крымских татар и переслал в Переяславль к полковнику Тимофею Семченку. Здесь Ядвига узнала, что Семченок решил изменить московскому царю, и донесла об этом командованию, которое направило ее в Путивль к воеводе князю Юрию Морткину, а воевода переслал ее в Москву.

При допросе в Посольском приказе Ядвига вызвала некоторое подозрение и была отправлена в Монастырский приказ, а оттуда под строгим надзором в Покровский монастырь. В Суздале Ядвиге дали православное имя Офимьица, или Евфимия. В официальных документах Ядвигу называли Недвижкой.

О принятии Недвижки в Покровский монастырь игуменья Евпраксия сообщала царю: «послана она Недвижка в Покровский монастырь беременна, а насиловали де ее в Черкасских городах, и как де ей время приспело родить: и она сошед с монастыря в подмонастырной слободе родила сына Федьку...»

Ядвига вместе с сыном прожила в Покровском монастыре четыре с половиной года.

В 1667 году с Польшей был заключен так называемый Андрусовский мир. Ядвигу препроводили в Московский приказ полоняничных дел для выдачи в Польшу при обмене пленными.

Однако возвращаться на родину Ядвига, тем более с сыном Федькой, вероятно, не решилась. Она обратилась к царю с просьбой постричь ее в монахини в монастырь, «где великий государь укажет».

Из росписи подъячего монастырского приказа видно, что шляхетка Ядвига Ченстоховская в приказ принята, в чем и расписался подъячий Анашка Воробьев.

Дальнейшая судьба Ядвиги остается неизвестной. Можно думать, что в постриге шляхетке с четырехгодовалым сыном отказали, и она была отправлена на родину.

Евдокия Федоровна Лопухина. Евдокия Федоровна Лопухина — первая жена Петра Первого. Она происходила из рода незнатных бояр Лопухиных. Свадьба царя с Евдокией была совершена 21 января 1689 года, а в 1698 году, после возвращения из-за границы, Петр ссылает свою жену в Суздальский Покровский монастырь, где она спустя десять месяцев была пострижена в монахини под именем Елены.

Пользуясь занятостью царя в государственных делах и вниманием местного суздальского духовенства, а особенно поддержкой московских царедворцев и родни, вставших в оппозицию реформам Петру, Евдокия, сняв с себя монашескую рясу и облачившись в светскую одежду, начала вести довольно мирской образ жизни.

Воспитанная в боярских кругах, Евдокия была далека от тех великих преобразований, которые проводил на Руси ее муж. Такое же воспитание было дано и ее сыну, царевичу Алексею Петровичу, который рос при дворце, вдали от отца и его государственных дел, окруженный представителями консервативных кругов, ненавидящими все петровские нововведения. Алексей не любил отца. Он бежал за границу 26 сентября 1716 года к своему свояку австрийскому императору Карлу VI Габсбургу.

Однако петровские сыщики нашли царевича и доставили в Москву в Преображенский приказ. Начавшееся следствие по «Делу царевича Алексея» перекинулось в Суздаль.

Известный царский сыщик и следователь лейб-гвардии Преображенского полка «от бомбардир капитан-поручик Скорняков-Писарев» примчался в Суздаль в 10 часов по полудни 10 февраля 1718 года, арестовал бывшую царицу Евдокию, застав ее в мирском одеянии. Вместе с ней в Москву были отправлены на следствие 35 человек: соборные попы, монахини Покровского монастыря, суздальские ландраты (полицейские). Дело перекинулось и во Владимир. И здесь были привлечены по делу Евдокии Лопухиной 150 человек.

Следствие тянулось ровно месяц, а 14 и 16 марта на «Генеральном дворе» был вынесен приговор по «Суздальскому розыскному делу». Одни были казнены на площади, другие получили ссылку в Сибирь и лишь некоторые, вроде монашек, были наказаны розгами и возвращены обратно в монастырь.

Евдокия долгое время находилась в тюрьмах, но пережила мужа, свою соперницу Екатерину I и лишь с воцарением внука, сына Алексея Петровича — Петра II, получила освобождение от перенесенных ею тюремных мытарств.

Евдокия разместилась в Москве, в устроенных специально для нее покоях Новодевичьего монастыря.

Добившись под конец своей жизни привилегированных прав, как порфироносная царица, Евдокия расправилась со своими врагами. Первом делом подвергся ссылке главный вельможа Петра — Александр Данилович Меншиков, сосланный в дальний Березов.

Евдокия Лопухина скончалась 17 августа 1731 года, на 62-м году жизни. Погребена в Новодевичьем монастыре, в главном соборе, около западного столба. На белом камне ее надгробия сохранилас


Покровский монастырь на карте Суздаля »

Благовещенская надвратная церковь Покровского монастыря

Благовещенская церковь может быть отнесена к самым ранним сооружениям в Покровском монастыре — вместе с собором и колокольней — то есть не позднее 1515 года...

подробнее »

Зачатиевская (Иоакимо-Аннинская) церковь

Зачатиевская, или Иоакимо-Аннинская, церковь по своей архитектуре напоминает гражданское здание. В плане это вытянутый с запада на восток прямоугольник, покрытый двускатной кровлей. Фасады второго этажа разделены вертикальными пилястрами. В юго-западном углу пристроена звонница, завершенная небольшим шатром...

подробнее »

Монастырская поварня

Монастырская поварня находится в западной стороне трапезной церкви, являясь как бы ее подсобным помещением. Здание каменное, южный его фасад имеет три оконных проема, оформленных наличниками, и двое ворот. В этом же фасаде в восточной стороне — небольшое окно подвального помещения, где хранились продукты, а ниже оконца, уже под землей, дверной проем — вход в этот подвал...

подробнее »

Покровский собор

Строительство из кирпича было начато в Покровском монастыре в 1510 году. Первым построен был собор в честь Покрова Богородицы. Необычные для Суздаля три главы, завершающие здание, две из которых поставлены на закомары восточной стороны...

подробнее »

Приказная изба, или судный дом

Приказная изба — редкостный памятник гражданской архитектуры. Удлиненное с севера на юг прямоугольное здание разделено внутри на три помещения: северное занималось под архив, центральное — под приказную палату, в которой сидел главный дьяк — правитель вотчинами...

подробнее »

Стены и башни Покровского монастыря

Из описи монастыря 1597 года видно, что в это время южная, западная и северная стены были каменными, причем южная в более позднее время перестроена. Некоторые башни сохраняют лишь свое основание с перестройкой в верхней части...

подробнее »